Кремлёвский блеф продержался лишь месяц.